Блог Александра Свиридова (harleyox) wrote,
Блог Александра Свиридова
harleyox

Инерция в России продлится еще пять лет

Новость на Newsland: Инерция в России продлится еще пять лет

Инерция в России продлится еще пять лет, позже возможно что угодно

Polska: Есть ли у вас какие-то сомнения по поводу того, кто может победить на президентских выборах в России?

Роберт Легвольд: Их исход уже решен: победит Владимир Путин. Вероятность, что он не станет триумфатором, минимальна.

- Ему это удастся в первом туре или потребуется второй?

- Да, это ключевой вопрос. Открыто и с беспокойством в голосе его задает сам Путин. Но на самом деле, в независимости от того, в каком туре он победит, будут звучать критические замечания. Если в первом туре - сразу же зазвучат голоса, что выборы были фальсифицированы, а если их итог будет решаться во втором, они превратятся в плебисцит за или против Путина. То же самое было во время декабрьских выборов в Думу, и тогда исход этого референдума оказался негативным для Путина. Отчетливо видно, что ближайшее голосование будет выбором меньшего из зол.

- И что это предвещает? В каком направлении будет двигаться Россия, когда Путин вновь станет президентом?

- Это очень сложный вопрос. Россия в очередной раз вступает в период турбулентности. В предыдущий раз такая ситуация была в начале 90-х годов. Позднее обстановка постепенно стабилизировалась, но вновь начинается такое время, в котором сложно что-либо предвидеть. Это следствие изменений в системе, которая в последние годы занималась стабилизацией государства, но утратила свою динамику, погрязла в инерции. Путинизм стал «болячкой» страны, утратил поддержку россиян. Отчетливо видно, что России необходимы новые структурные изменения, а сейчас они маловероятны. Паралич, который охватил страну, приведет к политической и экономической стагнации. Сложно ожидать, чтобы Россия вдруг оказалась на пороге революции. Нынешний режим функционирует настолько хорошо, что может в любую минуту мобилизовать службы, необходимые для восстановления порядка. Так что уставшие от существующего положения дел и вездесущей коррупции россияне не будут иметь возможности выплеснуть свою фрустрацию.

- После декабрьских выборов в Думу по России прокатилась волна протестов. Перед этим у меня была возможность взять интервью у Гарри Каспарова, и он признал, что не верит в вероятность перемен в стране до президентских выборов. Но, по его мнению, после них начнутся массовые протесты, которые приведут к падению Путина в 2013 году. Реален ли такой сценарий? Может ли в России произойти повторение таких революций, какие случились несколько лет назад на Украине или в Грузии?

- Нет, я не вижу предпосылок к такому развитию событий. «Оранжевая» революция на Украине или «революция роз» в Грузии стали возможны, т.к. произошло наложение трех факторов. Во-первых, вездесущая коррупция и действующие с размахом мафиозные организации. Во-вторых, фальсификация результатов выборов: ведь и на Украине, и в Грузии демонстрации произошли непосредственно после незаконно проведенных выборов. Наконец, в-третьих, сильная оппозиция, способная вывести людей на улицу и инициировать перемены. Этих условий в России нет, поэтому я не ожидаю, чтобы в ближайшее время там мог произойти переворот.

- Коррупция в России как раз процветает, а обвинения в фальсификации выборов тоже звучат довольно часто.

- Но недостает сильной оппозиции, и поэтому революция там не вспыхнет. Людей просто некому вывести на улицы. Из-за этого, мне не кажется, что приближающиеся выборы станут поворотным пунктом. В сущности, они ничего не изменят: страна будет пребывать в состоянии инерции, в каком она находится в последние три-четыре года. Этот паралич может продлиться еще лет пять-шесть. Что произойдет потом? Сложно предугадать. Может начаться брожение снизу, а антикремлевская оппозиция может за это время найти вызывающих доверие лидеров, которые сумеют мобилизовать Россию на выступления против властей.

- Вы говорите, что режим в России не удастся свергнуть без сильной оппозиции. Но ведь в прошлом году мы стали свидетелями революций в Тунисе и Египте а там, в сущности, никакой оппозиции не было. Повторение североафриканского сценария в Москве невозможно?

- Конечно, выстраивание параллелей между Россией и странами Ближнего Востока действует на воображение, и они, не лишены смысла. Но все же я не вижу предпосылок для повторения таких событий в Москве. И в Тунисе, и в Египте, люди просто устали от правящих над ними диктаторов и свергли их. В России это чувство недовольства не настолько сильно. Обратите внимание на реакцию россиян после того, как Путин заявил, что он вновь станет президентом. Он даже не пытался как-то выразительно обосновать свое решение. Реакцией на его заявление стали протесты, но они не были настолько сильны, чтобы что-либо изменить. Я не думаю, чтобы в какое-то ближайшее время были возможны более бурные выступления, а без них повторение североафриканского сценария невозможно.

- Что в действительности обеспечивает России нынешнюю стабильность? Правление Путина или высокие цены на нефть на мировых биржах? Смог бы Путин удержать власть, если бы баррель нефти в течение какого-то более долго времени стоил не больше 80 долларов?

- Стабильность стала сейчас приоритетом россиян, и они как огня боятся вспышки насилия. Российские власти очень серьезно подошли к кризису 2008-2009 годов, когда цены на нефть сильно упали. Сейчас они стараются, чтобы страна продолжала развиваться. Прогнозы довольно оптимистичны: ежегодный рост ВВП в ближайший период может составить в России около 4 процентов. Конечно, жители крупных городов все чаще ощущают, что покупательная способность их зарплат снижается, но страх перед нестабильностью в стране все еще пересиливает. Российская экономика действительно находится в зависимости от цены нефти, и хотя время от времени в России появляются идеи ее модернизации, каждый раз они заканчиваются на словах. Между тем без улучшения инвестиционного климата и без реформы банковской системы России будет сложно порвать со своей зависимостью от продажи энергоресурсов. Однако экономические реформы связаны с реформами политическими, которых не происходит. Уловка-22, ситуация закольцевалась. Сложно ожидать, чтобы команда Путина сделала в экономике нечто большее, чем косметические коррективы, а россияне, в свою очередь, не способны добиться смены правящей команды.

- Путин предложил концепцию создания Евразийского союза. Он сделал это настолько убедительно, что Украина предпочла пойти на сближение с Москвой, не связывая себя договором об ассоциации с Евросоюзом. Чем Путин смог перебить предложение Брюсселя?

- Прежде всего я бы не преувеличивал всю эту ситуацию. Утверждения, что Россия втягивает Украину в свою сферу влияния, не имеют под собой основания: у Москвы нет возможности создать такую сферу. На это решение следует смотреть, скорее, через призму политики, которую ведет Киев, его отношений с ЕС или НАТО. Президент Янукович лавирует между Москвой и Брюсселем. Сейчас он сделал шаг в восточном направлении, но я не думаю, что он решится на следующий. Я считаю, что он не согласиться присоединиться к таможенному союзу, который задумала Россия. Тем более, не возникнет ничего такого как Евразийский союз – это чистые фантазии. Украинский президент хочет получить для себя как можно больше пространства, он рассчитывает, что мир начнет отходить от идеи крупных экономических союзов и перейдет в фазу регионализации. Нет сомнений, что Янукович не пойдет путем самого лояльного союзника Кремля - Александра Лукашенко.

- Сколько еще, по вашему мнению, Путин будет управлять Россией? Может ли путинизм продержаться до 2024 года, в котором закончился бы его второй гипотетический президентский срок?

- Нет, было бы удивительно, если бы ему удалось удержать пост президента так долго. Я сомневаюсь, что ему удастся удержаться в президентском кресле до конца первого срока, который завершится в 2018 году. Тем или иным образом Россия должна измениться. Или на власть начнет давить оппозиция, или произойдут изменения внутри Кремля. Я только надеюсь, что эти перемены произойдут без резких потрясений.

- Если Путин почувствует, что теряет власть, он может ужесточить свой стиль правления, и тогда будет сложно избежать кровопролития. Это предвидит Джордж Фридман (George Friedman) в своей книге «Следующие 100 лет», в которой он отмечает, что в конце текущего десятилетия Россия задумается о войне с Европой. Такой сценарий реален?

- Он маловероятен. Нынешний режим будет ослабевать постепенно, по мере того, как у него будут появляться альтернативы. Но на самом деле я боюсь больше не радикализации курса Путина, а сил, которые попытаются занять его место. Нельзя исключить, что со временем окрепнут российские националисты. И бояться следует их. Конечно, после Путина могут придти и сторонники либерализации системы власти и экономики, но в настоящий момент возможен любой вариант. Поэтому руководство всех европейских стран, включая Польшу, а также руководство моей страны должны попытаться повлиять на развитие ситуации в России, чтобы не допустить развития негативного сценария, при котором в Москве возьмут верх национал-экстремисты. Изоляция Росси на международной арене была бы ошибкой, потому что в таком случае угроза прихода подобных сил к власти может возрасти.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments