April 3rd, 2012

В Европе ждут лекарство от рака предстательной железы

Новость на Newsland: В Европе ждут лекарство от рака предстательной железы

В Европе ожидается одобрение на использование нового лекарства для больных раком предстательной железы. Препарат защищает кости пациента от травм.

Лекарство деносумаб может помочь десяткам тысяч больных раком предстательной железы, которые уже получают гормональную терапию. Из-за нее вырастает риск утраты костной массы, что увеличивает опасность переломов. И все-таки многие тысячи жертв этой болезни в обязательном порядке проходят через терапию гормонами.До последнего времени врачи выписывали пациентам золедроновую кислоту, если болезнь угрожала затронуть кости. Но клинические исследования показали, что деносумаб оказывается более эффективным в деле профилактики переломов, так как его действие длится, в среднем, на три с половиной месяца дольше, чем у любых других аналогичных лекарств.Деносумаб стимулирует иммунную систему больных раком предстательной железы, блокируя воздействие белка под названием RANK-лиганда, сокращая активность клеток, которые разрушают кости. В результате увеличивается плотность и крепость костной массы. Стоимость терапии данным препаратом для британских больных составит 1 фунт в день (47 рублей). Лекарство продвигается совместно фармацевтическими компаниями Amgen и GlaxoSmithKlinе.

Еще в 2010 году деносумаб был одобрен регулирующими ведомствами многих европейских стран в качестве средства лечения остеопороза у женщин, так как лекарство значительно сокращало количество переломов позвоночника и бедер. Сейчас препарат должны включить в разряд онкологических. Ожидается, что наибольшую пользу от использования деносумаба получал больные с запущенными опухолями.

Такая противоречивая вертикальная интеграция в России

Новость на Newsland: Такая противоречивая вертикальная интеграция в России

На сегодняшний день, когда слияния и поглощения стали делом повседневным, интеграционными процессами мало кого удивишь. Объединение нескольких организаций в рамках хозяйственной деятельности - обычная практика.

Однако в России интеграционные процессы имеют свой национальный колорит. В наследие от Советского Союза современной России досталось целое множество настоящих производственных исполинов. Причем важной отличительной составляющей данных предприятий было наличие уже устоявшихся хозяйственных цепочек (по принципу производитель - поставщик или различных этапов единого производственного процесса). Предприятия в совокупности с этими хозяйственными цепочками образовывали целые экономические кластеры. Кажется, вот она прекрасная основа для процветания и развития. Ан-нет. Сюжет истории повернулся несколько иначе и наличие хозяйственных связей было использовано по другому сценарию.

Так, в 90-ые годы в России возникло явление, получившее название "квазиинтеграция". Т.е. ситуация, когда неформально (часто путем сговора с советом директоров) достигается контроль одной фирмы над другой без контроля над собственностью.

Надо заметить, что возникновение квазиинтеграции маловероятно, если оно не подкреплено:

- Слабо развитой инфраструктурой;
- Отсутствием устойчивых правовых норм, регулирующих отношения между предприятиями;
- Криминальной составляющей;
- Отсутствием соответствующей политической воли.

Очевидно, что все эти условия более чем выполнялись (да и выполняются по сей день) в нашей с вами стране.

При этом логичным образом и сегодня характер подобных отношений не только не изменился, но и всячески укрепился. Я попытался проанализировать ситуацию на примере лесопромышленной отрасли.

Обычно, когда мы говорим о лесной промышленности, то подразумеваем три основные самостоятельные производственные отрасли, представляющие последовательные стадии производственного процесса: лесозаготовительная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная.

Наблюдая официальные данные и различные статистические выкладки, на первый взгляд, может показаться, что в лесопромышленном комплексе нет особых проблем монополистического толка. На каждой стадии производственного процесса присутствует достаточно большое количество игроков, что, вроде бы, должно свидетельствовать о наличии конкурентных отношений. Однако, если копнуть глубже, все окажется несколько сложнее. Для этого я приведу данные, характеризующие уровень рентабельности для разных отраслей, составляющих лесопромышленный комплекс.

Лесозаготовительная - 15 %
Деревообрабатывающая  - 18 %
Мебельная - 19 %
Целлюлозно-бумажная - 22 %

Это официальные данные, которые, как водится у нас, частенько отличаются от реальных, тем не менее, тенденция примерна такова: каждая последующая производственная ступень имеет большую степень рентабельности. Если же мы обратимся к количеству хозяйствующих субъектов, задействованных в той или иной области, то мы увидим, что каждая последующая ступень также имеет большую концентрацию на рынке и, соответственно, большую рыночную власть, проявляющуюся через возникновение монопольных эффектов.

К чему это приводит? Безусловно, к навязыванию определенной ценовой политики нижестоящим ступеням. Например, деревообрабатывающий завод может отказаться закупать древесину по заявленной лесозаготовителем цене. Нередки случаи и использования полукриминальных механизмов, вроде "давальчества".

Важно отметить, что подобные явления в большей степени проявляются в областях, где вся хозяйственная деятельность ограничена одним регионом (т.е. реализация продукции по всей цепочке проходит в рамках одного региона). Таким образом, выхода у потенциального продавца продукции попросту нет. Покупатель может отказаться покупать и воспользоваться услугами другого предприятия, благо, их на первом этапе производственной цепочки достаточно много.

Любопытно отметить, что по этой причине у более трети предприятий лесозаготовительной промышленности отпускная цена оказывается ниже себестоимости. При этом, если предприятию все-таки удается покрыть издержки, то по большей части за счет продаж по экспорту. В результате, именно в ходе прямых контактов между хозяйствующими субъектами наблюдается продажа по цене почти себе в убыток, что говорит о серьезной зависимости одних предприятий от других.

Аналогичная ситуация наблюдается в сельском хозяйстве, где рентабельность в рамках первых циклов производства находится на самом низком уровне и увеличивается с каждой последующей ступенью. Подобная ситуация кардинальным образом бьет по позициям производителей молока, мяса, овощей и т.д., что делает хозяйственную деятельность не прибыльной и лишает её всякого смысла.

На сегодняшний день наличие серьезного влияния верхних звеньев производственной цепочки ведет к
- Банкротству или низким хозяйственным показателям организаций, задействованных на первых этапах производства;
- К возможности вольно трактовать ценовую политику, закладывать повышенную норму прибыли, что напрямую ведет к повышению цен конечного продукта:
- Отсутствию развития соответствующих отраслей, ввиду невозможности адекватной конкуренции и развития.

Предпоследний пункт, пожалуй, наиболее важен, т.к. касается напрямую каждого из нас. Ведь именно от политики предприятий на каждом из этапов создания и реализации продукта зависит его конечная цена, т.е. та цифра, которую мы увидим на этикетке в магазине. Безусловно, в рамках различных телепередач ответственные лица крупных организаций с упоением будут рассказывать о все растущих ценах на бензин, трансакционных издержках и пр. Тем не менее, надо отметить, что помимо чисто внешних условий, оказывающих влияние на конечную цену продукта, есть и те, которые напрямую зависят лишь от самих производителей, а конкретнее - от их жадности.

Таким образом, несмотря на громкие заявления В.В. Путина о поддержке сельского хозяйства (в этом году государство обещает направить на развитие сельского хозяйства 170 млрд рублей из федерального бюджета), развитии производства, все это кажется довольно нереалистичным, пока на повестке дня наряду с остальными проблемами также не будет стоять вопрос о пересмотре и контроле отношений между предприятиями. Когда один хозяйствующий субъект будет иметь реальную монопольную власть и всячески ею пользоваться, а остальные игроки - пытаться выжить путем снижения издержек любой ценой, что непременно скажется на качестве конечной продукции.

Мавроди не удалось доставить в суд

Новость на Newsland: Мавроди не удалось доставить в суд

Приставы вновь не смогли доставить Сергея Мавроди в мировой участок Хамовнического суда, где назначено рассмотрение десяти административных дел о неуплате штрафа в размере 1 тысячи рублей в отношении основателя МММ. Об этом сообщил его адвокат Роман Табачков.

"Мавроди не смогли доставить в суд. В 14:30 начнется заседание суда, по всей видимости, оно будет формальным", - цитирует ИТАР-ТАСС адвоката. Он отметил, что ожидается перенос рассмотрения дела на другое число.

Раджаб Сафаров: Западу чрезвычайно важно сменить режим в Иране

Евразийский союз может возродить лидерские позиции России на мировой арене и не только полноценно участвовать в решении геополитических проблем нынешнего мира, но и эффективно отстаивать свои интересы в разных регионах, сказал «Голосу России» политолог, генеральный директор Российского центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. В такой союз могли бы войти и Иран, и Турция, и Пакистан.

Иран как государство, как политическая система никак не устраивает нынешний Запад, точнее, не устраивает Соединенные Штаты. Все, что связано с ядерной программой Ирана, настороженностью, озабоченностью Запада по отношению к ядерной программе Ирана и по отношению к вопросам, связанным с демократизацией иранского общества и свободой слова в этой стране, не имеет абсолютно никакого основания. Это все надуманные проблемы, если даже завтра Иран прекратит любую деятельность по развитию своей ядерной программы, останутся проблемы другого порядка, это проблемы отношений с Западом. Я полагаю, что на самом деле причина не в ядерной программе Ирана, Западу просто-напросто чрезвычайно важно раздробить эту страну, вернее, сменить политический режим в этой стране. Если произойдет смена политического режима в Иране, Запад, таким образом, решит ряд своих крупных геополитических проблем.

Совершенно очевидно, что прозападный Иран моментально из-за своего огромного влияния на страны Центральной Азии, из-за своей мощи, из-за своего религиозного влияния вынудит страны Центральной Азии переориентироваться с Москвы на Вашингтон. Мы потеряем целый блок, целый огромный геополитический регион, в котором сосредоточены основные наши интересы. Это раз. Буквально через какое-то время под разными предлогами на Каспии появится военный флот Соединенных Штатов и стран Запада. Мало ли, какой-то проект они будут там реализовывать под видом защиты инвестиций, если появится военный флот, его оттуда уже не вышибешь. Это два. И, в-третьих, страны Закавказья моментально будут сориентированы на то, чтобы интегрироваться в северо-атлантическую систему НАТО.

Грузия буквально через два дня может вступить в НАТО, уже не боясь России. Через какое-то время Азербайджану сделают такое предложение, от которого будет сложно отказаться. Например, техническая модернизация промышленности или нефтегазовой промышленности Азербайджана, мощные инвестиционные вливания в экономику Азербайджана, а в политическом аспекте будет обещано возвращение Азербайджану Нагорного Карабаха. Но взамен скажут всего-навсего, что надо вступить в альянс НАТО. Азербайджан без вопросов это сделает, поскольку уже будет иметь гарантии безопасности со стороны Запада и США.

Остается Армения, уже практически изолированная от Ирана, отрезанная от России, находящаяся в окружении враждебных государств - Грузии и Азербайджана. Почувствовав свою абсолютную беспомощность, ради сохранения своего хотя бы частичного суверенитета и самостоятельности, она может отдать Нагорный Карабах Азербайджану и условно стать независимым государством. Но при этом будет выдвинуто основное условие, чтобы Армения тоже вошла в организацию НАТО.

Что же мы получим в результате? Мы получим Россию, отрезанную от Центральной Азии, от Закавказья, практически, Запад, находящийся уже на Каспии. Наш российский флот будет оттеснен к берегам у Астрахани. И в результате будут обеспечены такие угрозы и вызовы по отношению к России, что России нужно будет миллиарды долларов потратить, чтобы обезопасить себя от этих негативных факторов. Можно будет считать умершей такую структуру, как организация договора о коллективной безопасности, можно точку поставить и забыть об этой организации, куда, кстати, Россия вкладывала миллиарды долларов во имя обеспечения единого безопасного пространства.

На территории Ирана будут образованы десятки баз, единственной задачей которых будет готовить группы для засылки на территорию России, чтобы они работали с национальными автономиями, субъектами Российской Федерации, для того чтобы создать невыносимую обстановку и привести к дестабилизации внутренней обстановки в России. Эти организации, эти базы на территории Ирана будут и некими факторами влияния на Центральную Азию. Если какое-нибудь нынешнее правительство, руководство будет вести себя более или менее самостоятельно или не будет находиться в фарватере политики Запада, то совершенно очевидно, что эти организации смогут очень легко организовать местечковые перевороты или дестабилизировать обстановку в этих странах, что совсем не в интересах правящих режимов этих стран.

Практически Иран – это страна, которая решает очень многие вопросы, связанные с интересами Запада. Но это не самое главное. Самое главное другое. Сегодня почти 20% своих энергоресурсов Китай покупает у Ирана, еще примерно 13 – у стран Персидского залива. Если Иран станет прозападным государством, если там будет посажена западная марионетка, то совершенно очевидно, что у Запада, у Соединенных Штатов появится механизм влияния на поставки практически 1/3 энергоресурсов в Китай. Я полагаю, что этот клубок вопросов и проблем практически завязан только на одну страну – на Иран. Что бы Иран ни делал, что бы ни говорил, политическая система этой страны не устраивает Запад.

Нынешний Иран – это очень надежная опора, которая на самом деле оберегает нас от чудовищных вызовов и негативных проблем. Поэтому я считаю, что новое руководство России во главе с Владимиром Путиным должно эти угрозы осознать для того, чтобы не только оберегать себя от них, но и упреждать эти явления. Противопоставить им можно только единственный проект – это создание полноценного единого альянса в виде Евразийского сообщества стран. Основополагающим звеном здесь может стать Иран, но также сюда могут войти и Турция, и Афганистан, и Пакистан, и некоторые другие государства. На их базе Россия может создать некий союз стран, у которых имеются общие интересы и которые находятся под серьезным вызовом Запада.

Евразийский союз может возродить лидерские позиции России на мировой арене и не только участвовать полноценно в решении геополитических проблем нынешнего мира, но и эффективно отстаивать свои интересы в разных регионах. Но первоочередным для этого станет недопущение дальнейшего сползания ситуации в Сирии, где сейчас нагнетается обстановка. Абсолютно очевидно, что после Сирии все векторы агрессии Запада будут направлены на Иран. А после Ирана на Западе уже будет совершенно другое настроение, другое ощущение и другое отношение к России. Они даже не будут слушать Россию.

Под предлогом сохранения мира от, скажем так, неэффективного управления ядерным арсеналом России, они могут на самом деле ввести некое внешнее управление в самой России, выдвигая разные тезисы о том, что Россия представляет собой серьезную опасность для сохранения нынешнего мира и так далее, и тому подобное. А могут просто сказать: «Ребята, у вас очень обширная территория, на каком основании? Мы считаем, что это не совсем справедливо». И тогда абсолютно очевидно, что ни Россия, ни любой лидер, который будет в России, не сможет при всем желании устоять перед этим циничным натовским решением вопроса, связанного с раздроблением уже самой России. Не хотите – сделают по-другому, возникнут десятки проблем, которые самым естественным образом могут привести к очень сложной ситуации в самой России. Вот для того, чтобы этого всего не случилось, новому руководству России нужно решать первоочередные задачи по упреждению этого явления. А это самостоятельная, абсолютно четкая и недвусмысленная позиция во внешней политике. Ливийские сценарии решения вопроса, связанные с внесением демократии и избавлением народа от своих якобы «деспотов», уже не проходят. Мы прокололись на этом деле. Факты говорят о том, что никогда ни при каких условиях не стоит доверять заверениям Запада, Соединенных Штатов, Израиля, когда они говорят, что на каком-то этапе можно, собственно говоря, решать тот или иной вопрос в рамках какой-то договоренности.

Мы четко помним, когда развалился Советский Союз, когда был распущен Варшавский договор, Соединенные Штаты обещали клятвенно, что они не будут расширять зоны влияния НАТО. Этого не случилось. Они обещали, что через какое-то время тоже распустят НАТО. Этого не случилось. А мы видим, что, наоборот, НАТО превратилось в орудие по смене режимов в разных странах в угоду западных государств. Поэтому я полагаю, все заверения о том, что в разных странах народы страдают от своих руководителей, это не дело Соединенных Штатов, это не задача кучки стран Запада. Тем более, ни при каких условиях не отвечает никаким законам, когда НАТО, как силовой инструмент решения этого вопроса, уже используется во многих регионах для решения таких задач.